Два героя-железнодорожника спасли Крымский мост

железнодорожники спасли мост 2022-10-

 От глобальных разрушений после теракта 8 октября 2022 года Крымский мост спасли двое железнодорожников. В первые минуты после взрыва им удалось отцепить горящие цистерны и отвести локомотив.

Машинист Юрий Квашнин и помощник машиниста Виктор Прошин вели товарный со станции Тамань-Пассажирская. Когда подходили к аркам Крымского моста, услышали хлопок со взрывом.

Раннее утро 8 октября, темно. Грузовой состав из 59 вагонов идёт по Крымскому мосту. Поезд ведет локомотивная бригада, всего два человека. В 6.02 раздался взрыв. Он был такой силы, что проснулись все жители Керчи, в окнах разбились стекла.

«Сначала толком не поняли, что произошло – наш тепловоз аж «подпрыгнул», свет на мосту тут же погас. Выглянули в окно кабины и увидели, что горит цистерна в районе хвоста поезда. Надо было действовать. Если честно, в тот момент о себе вообще не думали, главное в голове – ликвидировать, потушить, не дать распространиться огню», – рассказал Квашнин.

взрыв на мосту 8 октября 2022

Тепловоз из двух секций весит 276 тонн, он с усилием шёл на подъём и тащил за собой груженый состав. Взрывная волна была настолько мощной, что толкнула эту махину вперёд.

Какой у нас груз, мы не знали. Только общий вес — четыре тысячи тонн, — говорит Квашнин. — Поезд шёл со скоростью 70 километров в час, но ближе к аркам Крымского моста, на подъёме, скорость снизилась до 15 километров в час. Услышали взрыв и толчок. Применили экстренное торможение. Выглянул в окно и увидел, что горит цистерна.

Поезд остановился за несколько секунд. Тормозной путь, как выяснилось позже, составил всего 20 метров. Раздумывать было некогда. Как только поезд замер, стали действовать.

— Страшно, — признается Квашнин. — На мосту погас свет, ничего не было видно, кроме горящей цистерны где-то в хвосте поезда. Пламя было огромное, в три-четыре раза выше цистерны. Понял, что произошло что-то серьезное. Цистерна сама бы не взорвалась.

На случай пожара у локомотивной бригады есть чёткая инструкция: оставить часть вагонов, закрепив их тормозными башмаками, а остальные уводить на безопасное расстояние. Башмаки есть в каждом локомотиве. Это простое устройство из металла, которое ставят на рельсы под колеса вагона, чтобы не укатился.

Юрий Квашнин

Квашин остался в кабине, чтобы следить за приборами и управлять тормозами. Помощнику Виктору Прошину дал задание брать башмаки и зафиксировать цистерны как можно ближе к огню, чтобы отвести целые цистерны от эпицентра взрыва.

Взял тормозные башмаки, подбежал насколько было возможно близко, закрепил колеса, — уже вполне буднично говорит Прошин. — Дальше бежать было горячо и страшно. Цистерна пылала, из неё в море лилось горящее топливо. Видимо, её продырявило осколками.

прошин

Виктор Прошин моложе Квашнина на 7 лет. Ему предстояло бежать в темноте с двумя башмаками весом по пять килограммов. До пожара было около 700 метров. Сколько цистерн на тот момент горело, невозможно было понять, но было ясно одно — рвануть может в любой момент. Дул сильный боковой ветер.

«Как можно ближе подбежал к огню, закрепил 34 вагона шестью тормозными башмаками. Несколько раз пришлось бегать, они всё-таки тяжёлые. Побежал в голову поезда, и мы отправились. Все заняло 10 минут, но реально было страшно», – вспоминает Прошин.

взрыв-4 сгоревших вагона

Всего в поезде было 59 вагонов, удалось отцепить 25. Нужно было не только вывести уцелевшую часть поезда на безопасное расстояние, но и закрепить горящие цистерны с топливом, чтобы они не укатились с моста в направлении Тамани – это грозило ещё большими повреждениями.

Прошин пробежал 25 вагонов, почти 400 метров. Пришлось сбегать три раза, чтобы установить шесть башмаков, которые выдержат вес состава. Но это не всё. Отцеплять вагоны надо было вручную, автоматики у таких грузовых составов не предусмотрено.

— Отцепил вагоны, побежал назад, запрыгнул в кабину, и мы отправились. Всё заняло 10-12 минут, — добавил Прошин.

Локомотивной бригаде оперативно удалось отцепить воспламенившиеся цистерны, а неповреждённый поезд вывести на станцию Керчь. На мосту остались четыре сгоревшие цистерны.

В Керченском депо переживали за ребят, но были уверены, что они не подведут.

Машинист — мечта детства.

Оба железнодорожника – жители Керчи.

Виктору Прошину 37 лет, он потомственный железнодорожник, он пришёл работать на железную дорогу в 2006 году. . Его дед и бабушка работали в Крыму на железной дороге. Бабушка вручную переводила стрелки. Отец был машинистом. Сам Виктор окончил Мелитопольский лицей железнодорожного транспорта, с 2006 года работает помощником машиниста, а недавно прошел курсы повышения квалификации, чтобы стать машинистом.

Юрию Квашнину 44 года, он работает на железной дороге 20 лет. Он начинал свой трудовой путь электромонтёром тепловоза, в 2004 году получил удостоверение помощника машиниста тепловоза, в 2019 году стал машинистом. Мечтал об этом с детства.

— Когда первый раз ехал по Крымскому мосту, дух перехватило: высоко, красиво, внизу плавали дельфины, — вспоминает он.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org