Гимназическая церковь Кирилла и Мефодия в Евпатории

25

Среди храмов дореволюционной Евпатории церковь во имя Святых православных первоучителей Кирилла и Мефодия занимала особое положение, так как являлась единственной в городе церковью при учебном заведении с собственным причтом.

Сентябрь 1904 года
В сентябре 1899 года Евпаторийская Дума, заслушав доклад городского головы и членов управы, приняла решение ходатайствовать об открытии в городе гимназической церкви. Несмотря на то, что только половина из многоконфессионального состава учащихся были детьми православного исповедания, архивные источники не выявляют ни малейшего напряжения в принятии решения о строительстве храма. Более того, сумму в три тысячи рублей по смете строительства гимназической церкви поровну внесли почетный попечитель караим Э.И. Дуван, православный гласный П.А. Бендебери и город.

Гимназический храм был построен в неорусском стиле, возрождавшем древнерусскую храмовую архитектурную традицию на новом техническом уровне. Здание вплотную примыкало к северному торцу актового зала. Нововоздвигнутый храм нарекли именами Святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия и в 1904 году торжественно освятили.

Богданов-Бельский Никол. 1891.-в церкви

Духовные попечители

«Здание домовой церкви каменное, крыто оцинкованным железом. Его длина 24 аршина, ширина 16 аршин, колокольни особой нет. Престол один. Утварью снабжена достаточно», – говорится в архивных документах.
Штат только что освященной домовой церкви состоял из одного священника – 38-летнего законоучителя мужской гимназии Василия Бощановского. Город прекрасно знал, что этот маленький храм появился «тщением почетного попечителя гимназии Порфирия Алексеевича Бендебери, директора гимназии Александра Григорьевича Богдановича» и, конечно, самого Василия Бощановского. С 4 сентября 1904 года старостой гимназической церкви являлся Порфирий Алексеевич Бендебери. Очень скоро, в 1905 году, открывшуюся гимназическую церковь посетил сам Преосвященный Владыка.

Сегодня с благодарностью стоит вспомнить и имя Дмитрия Ивановича Высочина, учителя музыки Евпаторийской мужской гимназии. Здесь он стал работать с апреля 1899 года. Его энергии и энтузиазму гимназия обязана тем, что при храме возник ученический хор. И все службы сопровождались высокодуховными песнопениями до самого последнего дня этого храма.
В марте 1912 года хозяйственный комитет гимназии старостой Кирилло-Мефодиевской церкви на три года избрал, а Его Преосвященство утвердил крестьянина Павла Евдокимовича Шокарева, переизбранного в 1915 году на новое трехлетие. За безупречную службу и усердие П.Шокарев был даже награжден серебряной медалью на Станиславской ленте.

В дореволюционной школьной иерархии должность преподавателя Закона Божия следовала сразу же после должности директора гимназии! Почти с самого открытия Закон Божий в мужской прогимназии, а позднее и в женской, преподавал настоятель Евпаторийского собора выпускник Киевской духовной академии Яков Чепурин. Затем этот предмет преподавали Ф.Туровский, Василий Бощановский, Алексей Юрьев, Василий Соколов. (Последним преподавателем, выведенным за штат на основании параграфа 13 Конституции РСФСР, стал отец Сербинов).
Согласно «Адрес-календарю-справочнику» В.Г. Пьянкова за 1913 год гимназическая церковь имела даже собственные издания, и не только религиозного характера. Например, ее служителями было подготовлено издание с иллюстрациями «Целительная сила курорта Евпатория».

gymnazy-Гимназическая церковь

Богослужение как метод патриотического воспитания

В отчете за 1905 год директор гимназии не без гордости писал: «В гимназическом храме обеспечивается торжественность Богослужения. (…) Серьезность и определенность требований в исполнении учениками религиозных обязанностей и постоянные заботы о благолепии храма оказывали самое благотворное влияние на религиозное развитие детей».
Безусловно, с появлением гимназического домового храма религиозное воспитание и развитие гимназистов как бы поднялось еще на одну ступень.

В просторном и строгом, с колоннами, актовом зале висели портреты императоров, чиновников Министерства народного просвещения и Одесского учебного округа. В центральном месте располагался киот с образом Спасителя. Ежедневно перед началом учебных занятий в храме происходила общая молитва. На молитве обязательно присутствовали директор, исполняющий обязанности инспектора, помощники классных наставников, все ученики православного вероисповедания, а также все желающие из иноверцев и преподаватели, имеющие первый урок.

В первый день учебного года, а также 7 января 1906 года совершалось «благодарственное молебствие с провозглашением многолетий и окроплением здания и молящихся святой водой».
В архивных документах отмечается, что даже на выпускных и переводных экзаменах листки для письменных работ ученикам раздавали только после прочтения молитвы и зачтения параграфа 63 «Правил об испытаниях учеников гимназии и прогимназии».

Но не одними молитвами жили дореволюционные гимназии Евпатории. Так, обе евпаторийские гимназии праздновали 100-летние юбилеи великого Н.В. Гоголя и народного поэта А.В. Кольцова, 200-летие Полтавской победы и 50-летний юбилей «великого акта освобождения крестьян от крепостной зависимости», 100-летие Отечественной, как ее тогда называли, войны 1812 года. 20 февраля 1913 года в Евпаторийской гимназической церкви отслужили панихиду в память о почивших членах царствующего Дома Романовых.

Война с юбилеем

21 февраля 1914 года в гимназической церкви состоялось торжественное богослужение с молебствием по случаю 20-летнего юбилея храма. В этот же день в семь часов вечера для обеих гимназий – женской и мужской провели торжественное чествование юбилея. В программу вечера входили вступительное слово директора, Народный гимн, исполненный всеми учащимися и оркестром, декламация гимназистов, драматическая пьеса, вокальные номера и музыкальная комедия.

С первых дней войны, названной сразу «новой Отечественной», прихожане и служители храма включились в духовную работу. 3 августа 1914 года состоялся Крестный ход на бульвар для участия в общенародном молении о даровании русскому воинству победы над врагом. Хозяйственный комитет гимназии постановил отчислять «в пользу Таврического Епархиального комитета о раненых» шесть процентов из валовой доходности гимназической церкви».

9 октября директор обратился к воспитанникам с краткой речью о трехмесячных итогах войны – «О победах войск под Варшавой». Воспитанники скандировали «Ура!» и пели гимн «Боже, царя храни!». После урока состоялась величественная манифестация. Гимназия в полном составе во главе с гимназической ротой, под стягом, при оркестре, с портретом Государя Императора двинулась к собору. С его паперти законоучитель протоиерей Бощановский произнес прочувствованное слово. Дальше манифестация прошла к дому англо-французского консульского агента, приветствовавшего манифестантов патриотическими пожеланиями. Преподаватель Галахов также произнес горячую речь.

Православное воинство

А ровно через год протоиерей Василий Бощановский указом Таврической Духовной Консистории в августе 1915 года был назначен отправлять пастырские обязанности во вновь пришедшую в Евпаторию пешую 473 Екатеринославскую дружину, и его торжественно, с любовью провожали обе гимназии.

В дар с напутствием жить долго он получил необходимое для богослужения в армии. Вслед за отцом в сентябре 1915 года на фронт ушел его сын Иван Бощановский, гимназист 7-го класса Евпаторийской мужской гимназии. И строгий документ вскоре зафиксировал: «Протоиерей о. В. Бощановский по случаю отъезда в действующую армию за телом убитого сына-офицера пропустил во второй половине 1916 года энное количество уроков». 1917/1918 учебный год он в гимназии не начал, так как остался на службе в VI армии.

Пастырское наставление

23 марта 1917 года педсоветы обеих гимназий рассматривали предложение попечителя Одесского учебного округа «восстановить нормальное течение школьной жизни». По всей видимости, что-то «ненормальное» в ее течении увидели одесские чиновники.
Но евпаторийские педагоги, надо думать, какого-то существенного воздействия внешних, например, военных, обстоятельств на учебный процесс не заметили, поэтому в протоколе зафиксировали: «Порядок в гимназии ничем не был нарушен». Вместе с тем, этот циркуляр свыше был связан с поворотным трагическим событием российской истории – с отречением 2 (15) марта 1917 года от престола Императора Николая II.

И 5 марта по старому стилю с «Посланием пастве Таврической о спасении Отечества» обратился архиепископ Таврический и Симферопольский Дмитрий. «Хранить великое сокровище наше – Святую Веру – и посильно жить по ее заветам», – призывал он каждого на своем месте. «Учащиеся пусть преуспевают в премудрости и возрасте, и в любви у Бога и человеков». Конечно, «Послание» было доведено до сведения учащихся в гимназической церкви Кирилла и Мефодия.
gymnazy-Гимназическая церковь в Евпатории
Воинствующий атеизм

История гимназической церкви завершилась с установлением в Крыму большевистской власти. Революционный комитет Крыма своим приказом №349 от 20 апреля 1921 года создал межведомственные комиссии, на которые возлагалась выработка и непосредственное осуществление в срочном порядке мероприятий по выполнению Декрета Совнаркома об отделении церкви от государства и школы от церкви. Прежде всего была проведена регистрация церквей и молельных домов, подготовлены подробные описи недвижимого, движимого некультового имущества, отдельно – движимого, предназначенного специально для богослужения имущества, а также всех капиталов, церковных печатей и штампов с образцами их оттисков.

На первых порах верующие любой церкви могли по заявлению взять в бесплатное пользование храм, а также имущество культового характера. На заседании Евпаторийского окрисполкома 21 ноября 1921 года было принято решение «бывшую гимназическую, ныне приходскую церковь оставить на месте, предложить обществу верующих ИЗОЛИРОВАТЬ как помещение церкви, так и двор, составляющий ныне один с двором комкурсов».

Согласно делу №794 «О ликвидации православной гимназической (Кирилло-Мефодиевской) церкви в г. Евпатории», 25 марта 1922 года община верующих подала заявление в Церковное административное управление Крыма (церковный стол) о взятии храма в бессрочное и безвозвратное пользование для богослужения. Этот документ как церковный староста подписал Д.И. Высочин. Исполняющим обязанности священника (заштатного, в отставке) в нем значится В.М. Соколов, вступивший в обязанности в конце января 1921 года.
К документу приложена «Опись имущества». Здесь отмечено, что церковь построена на пожертвованные деньги. Естественно, что капиталов у церкви нет, штампов, печатей – тоже. Но церковное имущество из серебра и др. имеется. Оно-то и значится изъятым комиссией. Это дискос (серебр.), лжица, чаша, звездица, тарелочка, 3 лампадки, 7 риз, 8 образов (все серебр.). На вес это 5 фунтов 57 золотников. Евпаторийский окрисполком, как свидетельствует «Дело», передал общине в бессрочное и бесплатное пользование находящийся храм и предметы богослужения, а верующие 13 декабря 1922 года их приняли.

Менее чем через полгода, однако, ликвидационная комиссия на основании постановления НКВД от 12 января 1923 года №317 сделала оценку здания церкви в сумме 9000 рублей золотом, а имущество культового характера распорядилась отправить в Госхранилище при бывшем Александро-Невском соборе Симферополя, имущество некультового назначения – для использования на культурно-просветительские нужды в коммунхоз Евпатории.

Новый документ из Евпаторийского райисполкома с просьбой передать здание «под инвалидов и допризывников» окончательно решил судьбу здания церкви. Дело о гимназической церкви закрыто 31 января 1924 года на заседании Президиума Крымского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и военных депутатов, где было решено передать помещение ликвидированной домовой церкви Кавказскому эскадрону 3-й дивизии для устройства красного уголка.
Но здание, освященное в 1904 году, стоит и поныне.

Память о храме жива

Некоторым евпаторийцам сегодня может показаться странным, невозможным, но судьба гимназической церкви не забыта и через сто лет после ее освящения. История этого храма исследуется в ученических научных работах Малой академии наук учащихся Евпатории. Так, в 2007 году была блестяще защищена работа ученицы 10-го класса второй школы Анны Куницыной «Проблема возвращения храма Святых Кирилла и Мефодия Евпаторийскому православному приходу». Автор завершает свою работу так:
«Особенно печальным фактом является то обстоятельство, что в нынешнее время здание храма используется не по своему прямому предназначению, т.е. духовному просвещению детей. Невзирая на то, что с 1994 году, когда по благословению архиепископа Симферопольского и Крымского Лазаря была создана община гимназического храма верующих Симферопольской и Крымской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата, и неоднократные обращения во всевозможные инстанции вот уже тринадцать лет власти остаются глухими к справедливому требованию церкви вернуть храм детям.
В данный момент в помещении храма расположен детский театр «Золотой ключик». На месте престола расположена сцена, на которой периодически проводятся выступления детей. Достаточно долгое время ведется переписка между православной общиной и директором театра. Я считаю, что директор и сотрудники театра делают благородное дело, но оно не должно быть в ущерб церкви духовного просвещения детей. Тем не менее, руководство категорически отказывается передать здание храма православным.
…Верующие надеются, что в скором времени власти откликнутся на многочисленные просьбы о восстановлении справедливости и вновь возобновятся богослужения в гимназическом храме Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия г. Евпатории».

Людмила Никифорова
«Евпаторийская здравница» №23(19087) от 27/3/2015

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

spam protection *

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org