Гёзлёвские бани Евпатории

 Баня Дефтердара в Дамаске

Баня Дефтердара в Дамаске

Турецкий путешественник Эвлия Челеби, посетивший Гёзлёв в 1666 году, так описывал: «…За дорогой, ведущей от площади перед мечетью, возвышается ладный и привлекательный дом, в котором размещается прекрасная баня Сахиб Гирея. Сравнить её можно, только с баней Дефтердара в Дамаске или с баней Синана. Ковры там чистые, а банщики все статные, проворные и добросовестные  … в бане приятный воздух и вода», и добавил: «местные бани наполняют человека радостью и восхищением, а лица местных жителей по большей части румяные»… «больные попадаются в тех краях весьма редко».  Эвлия Челеби побывал в гёзлёвской турецкой бане (Евпатория в 17 веке именовалась Гёзлёв) в середине XVII столетия, к тому моменту баня уже проработала около ста лет.

Прибытие нового крымского хана из Османской империи в Гёзлёв, для города было большим событием. Перед тем, как приносить клятву на верность служению крымскому народу и крымской земле, новый хан должен был совершить омовения в ханской бане, о которой упоминает Эвлия Челеби. В имеющихся источниках нет сведений о бане Эвлия. На картах Евпатории она тоже не обозначена.

Вакуфная баня ханской мечети упоминается В.Г. Пьянковым: «Время правления Сахиб Гирея (1534-1551 г.г.) близко к предполагаемой дате начала строительства «Хан-Джами» (1552 г.) и можно предположить, что баня XVI века и до конца XIX века служила вакуфом мечети. Но в списках вакуфных имуществ Гезлева за 1885-1886 годы эта баня не значится». Видимо говорилось уже о несуществующей бане.

Рассказывая о водоснабжении Гезлева, археолог Моисеев Л.А. отметил, что «… система гезлевского кяриза (подземные водоводы) имеет конечной целью старые ханские бани, которые снабжались водой, проведенной к ним с помощью кяризов…»

Существование вакуфной бани Хан-Джами доказывает и сохранившееся здание. Доскональное обследование и изучение полностью подтверждают существование такой бани, на улице Лётный переулок, 6, напротив Хан-Джами. Ныне это здание приспособлено под складские помещения.

Эвлия Челеби в своём «Сеяхетнома» отмечает четыре бани в Гёзлёве: «старая, новая, малая и вакуфная баня мечети».

баня-купол

К обрядам мусульман относятся частые омовения, абсолютная чистота всего тела, поэтому с давних времён главными общественными зданиями мусульман считаются бани. В 1916-1918 годах в Евпатории (Гёзлёве) принимали посетителей две бани. Одна из них Турецкая, расположена на Купеческой улице (ныне Красноармейская) и неподалеку от неё в переулке баня, построенная в 1899-1900 годах поселянином Сильсле. Первоначально баня Сильсле называлась «Торговой», затем «Немецкой» и, наконец, «Русско-турецкой» баней. Посетители могли выбрать отделение с сухим горячим воздухом или с хорошим,  крепким паром. Эта баня работала не долго, во время Первой мировой войны купол здания был разрушен снарядом, разрушенные помещения бани не восстанавливали, а приспособили под временное жильё и сейчас  бывшие  помещения русско-турецкой бани находятся в частном домовладении. Остатки стен русско-турецкой бани и рельеф купола можно увидеть во дворе на улице Караимской, оставшиеся строения превращены жителями двора в подсобные помещения. Старожилы не помнят ничего о русско-турецкой бане, так как она была разрушена в начале XX века, а вот когда речь заходит о турецкой бане, многие евпаторийцы с восхищением рассказывают о её прелестях. Вспоминают и помнят когда в последний раз грелись и мылись в её стенах. Многие подтверждают, что ещё в 1988 году они посещали турецкую баню.

17-баня

«В 1812 году Турецкая баня была во владениях братьев Афанасьевых, которые в первую очередь постарались после косметического ремонта украсить вход в баню. Над дверями, на краю черепичной кровли, они установили деревянные скульптуры, изображавшие мужчину и женщину. Объединили вход общим кассовым павильоном. Над входом в мужскую половину моечного отделения было установлено гипсовое рельефное изображение, раскрашенная масляной краской мужская голова в чалме. Вход в женскую половину украшала женская фигурка. Тонкая резьба костюма не вяжущая масса с тыльной частью скульптуры. Округленная нижняя часть позволяет предположить, что ранее эта скульптура могла украшать нос корабля». Деревянная женская фигурка, некогда стоявшая над входом в турецкую баню, сохранилась в Евпаторийском краеведческом музее.

«В 1949 году был проведен технический осмотр бань, — информируют материалы, хранящиеся в Евпаторийском музее, — во время которого была вскрыта система пола, полного отопления моечных отделений бань. Помещение для водоснабжения и отопления примыкают к параллельно расположенным мужского и женского отделений».

Старожилы, коренные евпаторийцы Энвер Алиев и Саид Османов рассказывают:
Мы жили недалеко от Турецких бань, ходили в эту баню мыться. В раздевалке (джамхане) находилась небольшая кофейня и парикмахерская, в углу была отгорожена сушилка для простыней. В отделении «Гобек-таш», был пустотелый из белого мрамора называемый «пуп-камень», обогревался горячим воздухом. Прежде чем зайти в моечное отделение (сыкъалыкъ) тщательно мыли ноги, в маленькой комнатке, в углу был краник с маленьким мраморным бассейном. В этом же помещении были мраморные лежаки, они были горячие, тут можно было отдохнуть после массажа, перед выходом в холодную раздевальню. В мужском и женском отделениях примыкали небольшие помещения для интимного туалета. Сняв одежду, обернувшись до пояса простыней, надевали деревянную обувь (налын) и по ступенькам через низкий арочный проём попадали в суулукъ (моечную). Помещения освещались светильниками, помещенные в специальных нишах. На потолке были световые отверстия, которые служили для вентиляции.
Топка (кульхане) примыкала к массажным помещениям бани. Дымовые каналы проходили под помещением и между стенами, нагревая их. В большом бронзовом котле грелась вода и наполняла цистерну, из которой воду черпали специальным ковшом, весевшим рядом. Горячая вода из цистерны перемешивалась с холодной в мраморных раковинах эллипсовидной и восьмигранной форме. Вдоль стен и посредине были скамейки, тоже облицованы мрамором, – заканчивает свой рассказ Саид Османов.

По инвентаризации 1949 года было 12 мраморных эллипсовидных раковин, в 1987 году их осталось только 10.

Древняя турецкая баня в Триполи

Общественные бани Евпатории были местом не только очищения тела, но и своеобразным местом общения, развлечения. В баню приходили не только помыться, но и душевно отдохнуть, расслабиться послушать какие-либо новости. В тех банях были особые массажисты, знахари, которые за определенную плату лечили, снимали порчу, вправляли вывихи, лечили кишечные заболевания, геморрой, суставы. Лежа на согретых камнях, лечились от недугов старые степняки. Знахари, которые славились своим мастерством, лечили в бане различными травами, мазями, которые сами изготовляли. Особенно был популярен «Стамбульский массаж», который восстанавливал подвижность суставов и улучшал состояние костей. В турецкую баню приезжали жители всего Евпаторийского уезда, со своими многочисленными семьями, на целый день, с запасом еды. Приезжали мурзы и беи на своих богато украшенных фаэтонах, в последние времена на модных автомобилях, в сопровождении «Чаллистов» — цыганских музыкантов. В стенах бани пили хмельной напиток «гёзлёвскую бузу», рассказывали интересные истории, забавные случаи из жизни, иногда даже пели для своего удовольствия.

Особое внимание строительству новых бань в Евпаторийском уезде стали уделять после очередной вспышки холеры в 1915 году. Созданная, в те времена, санитарно-исполнительная Комиссия, впервые за время существования земства, подняла вопрос о гигиене горожан. На заседании Евпаторийского земского уездного Собрания (городской Думы), под председательством Саид-бея Булгакова, не раз поднимал вопрос о строительстве общественных бань в городе.

«Распространяя среди населения гигиенических навыков и в частности привычки по содержанию своего тела в чистоте и опрятности, врачебный Совет на заседании от 13 апреля 1914 года высказался за необходимость устройства бань в уезде, и в качестве способа осуществления этого начинания рекомендовал пропагандировать мысль о пользе бань, главным образом, среди имущих классов населения», — констатировал тогда председатель земского Собрания.

Голова города Семён Дуван отмечал: «Устройством городских бань мы восполним крупный дефект в нашем городе. Не говоря о том, что городские бани в высшей степени доходное предприятие, устройство общедоступного отделения даст возможность бедному рабочему люду, за сравнительно скромную плату пользоваться чаще баней, что в гигиеническом отношении принесёт пользу… переходя к общему благоустройству города, обращаю т. г. гласные, ваше внимание на старый город, где улицы тонут в лужах, и стоит невылазная грязь…».

Местные власти уезда были озадачены ещё тем, что Первая мировая война и последовавшая за ней Гражданская война пригнала в Крым много обнищавших, обездоленных людей, раненных и нуждающихся в лечении солдат и офицеров. Для них строились заразные бараки, так как они прибывали с фронта из солдатских окопов уже зараженными и больными. Те, кто мог работать, нанимались на работу к землевладельцам, помещикам, искали работу на промыслах,рыболовецких артелях, рыбозаводах, устраивались жить в бараках.

Земская Управа и санитарно-исполнительная Комиссия, проявляя заботу о жителях Евпатории и посёлков, приняли решение о строительстве новых бань во всех многочисленных населенных пунктах уезда. Созданные для реализации Постановления подкомиссии разработали Проекты строительства бань со сметной документацией.

«Банная комиссия» на своём заседании от 20 июня 1915 года обсудила вопрос о строительстве «рационально-устроенных» и дешёвых бань.
Разношерстность состава населения, пришлые рабочие различных профессий, неравномерное распределение рабочих по промыслам, пристаням требовала выработки типа бань, проекта их распределения по уезду и способа пользования ими, также устройства при банях дезинфекционных камер, приспособлений для стирки и кипячения белья. Тогда предлагалось строительство двух типов бань. Расходы на строительство бань и их оборудования возлагались: в экономиях на владельцев земли, на промыслах — на владельцев промысла, в районе пристани и в населенных пунктах — на владельцев земли. В случае несостоятельности населения банные заведения строили на субсидии или полностью за счёт земства.

Примечательно, что в Постановлении Земской Управы в пункте 6 указывалось: «Владельцы бань при условии не стеснения своих рабочих могут предоставлять бани в пользование и посторонним лицам с правом взимания с них платы в размере, не выше 5 копеек«. И это во время войны, разрухи, дороговизны…

00-Су долабы - специальное место для ежедневных омовений
Крымские татары целыми семьями посещали баню раз  в неделю, и по обычаю строили в своём доме  «Су долабы» — специальное место для ежедневных омовений. Такие долабы были во многих домах крымских татар в старой части Евпатории. Для слива воды находили отверстия в скалистых известковых породах, куда вода уходит не задерживаясь, или же рыли небольшие сливные ямы, куда стекала вода.

Старая, добрая баня Евпатории была свидетелем всего того, что происходило в стране, помнила  имена многих жителей города, в её стенах звучало множество занимательных историй. Она служила людям сотни лет, многих израненных во время войны, она излечила от недуга, сохранила здоровье, согрела паром и тёплыми камнями тела молодых и старых, богатых и бедных, известных и безвестных, своих и чужих.

Евпаторийскую турецкую баню посетили все знаменитости побывавшие в нашем городе — Леся Украинка, Анна Ахматова, Илья Сельвинский, Владимир Маяковский, Адам Мицкевич…

Использованная литература:

— Пьянков В.Г. Справочная книжка города Евпатории и его уезда — Евп. 1888.
— Моисеев Л.А. Иранская система водоснабжения в Крыму
(материалы Ш-го Международного конгресса по иранскому искусству и археологии) Доклады: М.Л., 1939.
— Воронина В.Л.- Бани-хаммам у народов Сов. Союза и
зарубежного Востока. (Архит. наследство — М., 1983, № 31)
— Фонды Евпаторийского краеведческого музея.
— Архив Министерства архитектуры и строительной политики
— ЦГААРК Ф.2746, оп. 1, д., 9.
— ЦГВИА — Ф. 349. оп.,12. д. 5470.
— ЦГААРК – Ф. 27, оп. 13, д. 577.
— ЦГААРК – Ф. 681, оп. 2, д. 577.
Информаторы:
— Энвер Алиев — имам мечети «Хан – Джами».
— Османов Саид — 1919 года рождения, коренной евпаториец.
— Суинов Абдулхаир — коренной евпаториец.
— Чинак Анна Шебетаевна, 1914 г. р.
— Полина Антоновна Бондаренко 1901 г. р.

По материалам статьи Алифе Яшлавской

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org