Крымское смутное время

Вересаев

6 января исполняется 155 лет со дня рождения знаменитого русского писателя Викентия Викентьевича Вересаева (1867 — 1945).

На самом деле его фамилия не Вересаев, а Смидович. Он из рода польских дворян, когда-то спасших на охоте жизнь польского короля, за что они и были удостоены дворянского звания. В 1830-х годах после польского восстания, Смидовичи перебрались сначала на Украину, потом в Тулу.

«Отец мой был поляк, мать – русская. Кровь во мне вообще в достаточной мере смешанная: мать отца была немка, дед моей матери был миргородский хохол, его жена, моя прабабка – гречанка», – писал Викентий Викентьевич в своей автобиографии.

Семья Смидовичей

Смидовичи – врачебная династия. Отец Викентий Игнатьевич – основатель Тульской городской больницы и санитарной комиссии, один из создателей Общества тульских врачей. Мать Елизавета Павловна – организатор первого в Туле и в России детского сада.

По окончании университета в Дерпте Викентий Вересаев несколько лет работал ординатором в Боткинской больнице Санкт-Петербурга, а с 1902 года — опять в Туле.

чехов о вересаеве

К тому времени Вересаев уже опубликовал «Записки врача» (1901 г.), которые ещё при жизни автора переиздавалась 14 раз и были переведены на большинство европейских языков, а также на японский.

«Записок врача» — биографической художественно-документальной повести, описывающей «изнутри» проблематику, философию и этику врачебной профессии, взаимоотношений врача и общества.

«Врач — если он врач, а не чиновник врачебного дела — должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые делают его деятельность бессмысленной и бесплодной, он должен быть общественным деятелем в самом широком смысле слова».

Викентий Вересаев врач

Вересаев врачевал Чехова.

Современники причисляли Вересаева к великой триаде писателей-врачей, вместе с Чеховым (1860 — 1904) и Булгаковым.

С Чеховым Вересаев был лично знаком. Особенно тесно они общались и  переписывались с 1902 года, когда Вересаев после высылки в Тулу получил возможность покидать город, он приехал в Ялту. Чехов советовался с Вересаевым относительно своего здоровья, и писал, что Вересаев – единственный врач, который может чётко и прямо описать положение вещей.

вересаев на русско-японской войне

Служил на передовой линии фронта.

Во время Русско-японской войны (1904-1905), Викентий Вересаев был призван на военную службу как врач запаса, и в июне 1904 года направлен младшим ординатором в полевой подвижной госпиталь при 72-й дивизии Сибирского армейского корпуса в Мукдене. До 1906 года находился в Маньчжурии.

Записки Вересаева «На японской войне» были восторженно встречены читателями, но вызвали неудовольствие цензуры. Удивительно, но теперь это единственный литературный источник событий русско-японской войны от имени участника боевых действий. Больше никто из участников русско-японской войны не писал о ней ни повестей, ни записок, ни романов. В новой версии «Анны Карениной», снятой Кареном Шахназаровым, события того периода были поставлены по книге Вересаева.

За участие в военных действиях Викентий Вересаев был награждён орденом Анны и орденом Станислава II степени.

 

вересаев в санитарном поезде

Послереволюционное смутное время Вересаев провёл в Крыму.

«Свободная страна отличается от рабской именно тем, что свободный гражданин исполняет законы по доброй воле, а не из-под палки».

В Первую мировую войну Вересаев служил военным врачом. Во время Гражданской войны в «смутное время» три года прожил в Крыму, в Коктебеле.

«За это время Крым несколько раз переходил из рук в руки, пришлось пережить много тяжёлого, шесть раз был ограблен; больной испанкою, с температурою в 40 градусов, полчаса лежал под револьвером пьяного красноармейца, через два дня расстрелянного; арестовывался белыми; болел цингою» — вспоминал Вересаев.

Вересаев, Волошин, Богаевский в Коктебеле

Вересаев, Волошин, Богаевский в Коктебеле

Соседом Вересаева в Коктебеле был поэт Максимилиан Волошин. Вересаев восхищался его стойкостью:

«У власти были красные – он умел дружить с красными; при белых он дружил с белыми. И в то же время он всячески хлопотал перед красными за арестованных белых, перед белыми – за красных».

125 лет Булгакову

Вересаев поддерживал Булгакова.

Тесные отношения с Михаилом Булгаковым позволили Вересаеву дважды оказывать денежную помощь автору «Белой гвардии». В 1925 г., когда Булгаков попал в опалу, Вересаев, побуждая принять ссуду, писал:

«Поймите, я это делаю вовсе не лично для Вас, а желая хоть немного сберечь крупную художественную силу, носителем которой Вы являетесь».

Очень своеобразно отозвался об их союзе Борис Пастернак:

«Вересаев, конечно, очень большой человек, но он законное явление, а Булгаков – незаконное!».

В тридцатые годы прошлого века, когда на Михаила Булгакова  (1891–1940) начались гонения, Вересаев оказался среди немногих, с кем Михаил Афанасьевич мог откровенно общаться. Даже была задумка совместно написать пьесу «Александр Пушкин» («Последние дни»). Правда, во время написания авторы не сошлись характерами, и работу доделывал в одиночестве Михаил Булгаков. Пьеса была опубликована только в 1943 году, уже после смерти автора. Однако Булгаков успел составить соглашение, по которому гонорар за неё поровну делился между обоими соавторами.

В книге «Живая жизнь» Вересаев пишет: «Жизнь человечества — это не тёмная яма, из которой оно выберется в отдалённом будущем. Это светлая, солнечная дорога, поднимающаяся всё выше и выше к источнику жизни, света и целостного общения с миром!..» «Не прочь от жизни, а в жизнь, — в самую глубь её, в самые недра».

Связь с миром людей, гармония с целым, любовь — вот основа жизни.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org