Лётчик-истребитель Амет-Хан Султан

00-амет-хан

Известный аварский писатель Расул Гамзатов вспоминал об Амет-Хане:

«Был у меня знаменитый друг, дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. Отец у него дагестанец, а мать — татарка… Дагестанцы считают его своим героем, а татары — своим.
— Чей же ты герой? — спросил я его однажды.
— Не татарский и не лакский, — ответил Амет-Хан. — Я — Герой Советского Союза.
— А чей сын?
— Отца с матерью. Разве можно их отделить друг от друга?»

Действительно, как можно отделить друг от друга капельки крови? У автора этих строк есть среди предков оренбургские казаки, в том числе и выходцы с Украины, а основа основ – смоленские великороссы. Кто же я, по-вашему, ответьте?

Ответ, как мне кажется, из простых: я — родственник и друг всех честных и порядочных людей нашей Родины.

Амет-Хан Султан родился 25 октября 1920 года в крымской Алупке в рабочей семье. Окончил в 1936 году семь классов местной школы и в 1933 году железнодорожное ФЗУ. Начинал трудовую деятельность, работая слесарем. Потом перешёл на работу подручным котельного мастера в железнодорожном депо, где был избран комсоргом.

Сухие факты? Они тоже нужны. Забегая вперед, скажем, что с 9 Гвардейским истребительным полком Амет-Хан Султан прошёл боевой путь от Сталинграда до Берлина. За годы Великой Отечественной войны совершил 602 боевых вылета, провёл 150 воздушных боёв, лично сбил 30 и в группе с товарищами — 19 самолётов врага.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза, а 29 июня 1945 года награждён второй медалью «Золотая Звезда».

После Великой Отечественной войны, став лётчиком — испытателем, Амет-Хан Султан работал с более чем ста серийными и экспериментальными машинами.

В 1951 году Амет-Хану Султану было присвоено звание «Заслуженный лётчик — испытатель СССР», в 1963 году — лауреат Государственной премии СССР. Трижды награждён орденом Ленина, пять орденов Красного Знамени, награждён орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, «Знак Почёта»; многими медалями.

00-амет-

Наверное, всё же главный его подвиг — воздушный таран.

31 мая 1942 года, израсходовав весь боезапас своего непрерывно атакующего «Харрикейна», Султан левым крылом снизу таранил двухмоторный вражеский Ju-88, готовый обрушить тонны взрывчатой смерти на жителей Ярославля. Бомбардировщик пошёл вниз, увлекая за собой в небытие застрявший в его прочном корпусе истребитель Амет-Хана. Прыгал Султан уже из горящих обломков. Колоссальной выдержки и присутствия духа хватило на то, чтобы вырваться из необычного капкана, чтобы не дернуть вытяжное кольцо парашюта сразу и не сжечь свой единственный шанс на спасение.

И ещё об одной схватке с гитлеровцами, в которой самолёт Амет-Хана был прошит вражеской очередью. Мотор захлебнулся, и лётчику оставалось только одно: покинуть горящую машину на парашюте. Он тогда приземлился на нейтральной полосе. Немцы, торопясь захватить его живым, бросились к нему, и Амет-Хан уже готов был вступить с ними в сражение, чтобы как можно дороже — большим числом уничтоженных гитлеровцев — отдать свою жизнь. Но едва успел поставить пистолет на боевой взвод и когда до бегущих немцев оставалось 250 — 300 метров, он увидел поднявшихся в атаку со стороны наших позиции бойцов.

«Теперь я вижу, что не зря они меня отбили, — шутил потом уже в кругу своих новых однополчан Амет-Хан. — Любят тут весёлых людей, вроде меня. В хорошую, видно, компанию я попал».

Действительно, лётчикам полка очень понравился живой, с открытой улыбкой и завидным чувством юмора Аметка, как любовно прозвали его гвардейцы.

Несмотря на свою молодость, Амет-Хан стал комэском, изо дня в день проявляя волю, настойчивость и незаурядные командирские способности. Как-то в районе Городища комэск повёл на сопровождение штурмовиков семь истребителей. Когда стали штурмовать наземные войска противника, Амет-Хан заметил, что несколько «Юнкерсов» бомбят наш передний край. Оставив звено для прикрытия штурмовиков, Амет-Хан с остальными истребителями поспешил навстречу врагу и завязал с ним бой. В короткой ожесточённой схватке наши лётчики сбили три вражеские машины. После этого истребители во главе с Амет-Ханом вернулись к своим штурмовикам и благополучно довели их до аэродрома.
Получив новые самолёты Як-1, Амет-Хан и лётчики его эскадрильи приняли участие в выполнении полком особо важной задачи — уничтожении транспортной авиации противника, поставлявшей боеприпасы и продовольствие немецким войскам, окружённым в районе Сталинграда.

«Товарищ Амет-Хан, — писал заместитель командира полка по политической части Н. А. Верховец, — только на Сталинградском фронте произвёл 110 боевых вылетов, участвовал в 51 воздушном бою и лично сбил 6 самолётов противника… Амет-Хан Султан является грозой фашистских воздушных пиратов. Одно имя «Амет-Хан Султан» приводит в смятение фашистов. Амет-Хан — яркое олицетворение советского аса».

Мужество и отвагу проявил Амет-Хан и в воздушном бою 25 марта 1943 года, когда развернулось сражение за освобождение Дона и Северного Кавказа. Комэск возглавил четвёрку «Яков», вылетевших на перехват бомбардировщиков противника. В районе Кейсу они встретили около 40 «Юнкерсов», которых прикрывали шесть «Мессеров». Впереди плотного строя самолётов противника шёл флагманский бомбардировщик, окрашенный в белый цвет. Амет-Хан сверху стремительно атаковал ведущего фашиста. Со 150 метров открыл огонь и стрелял до тех пор, пока не подошёл к нему почти вплотную. Удар был точным, «Юнкерс» загорелся, а спустя несколько секунд взорвался в воздухе. Увидев это, группа вражеских самолётов рассыпалась, стала беспорядочно уходить на запад. Сбросить бомбы на цель им так и не удалось. Когда Амет-Хан вышел из атаки и набрал высоту, то заметил два «Мессера». Не мешкая, вступил с ними в бой. Фашистские лётчики пытались подойти к «Яку» с разных сторон. Но Амет-Хан непрерывно маневрировал, не терял преимущества в высоте и дрался наступательно. Враги ушли ни с чем. Амет-Хан, возвращаясь на аэродром, старался держаться повыше. Он всегда учил своих лётчиков не забывать о том, что вражеские истребители можно встретить в любой момент. Так получилось и на сей раз. Недалеко от аэродрома он заметил 2 Ме-109, которые шли на встречном курсе ниже их группы. Спикировав на ведущий «Meссер», Амет-Хан поджёг его. 24 августа 1943 года в полк пришла радостная весть о присвоении командиру эскадрильи Гвардии капитану Амет-Хану Султану высокого звания Героя Советского Союза, а через неделю, 31 августа, в корреспонденции с Южного фронта, опубликованной в газете «Правда», в числе лучших героев воздушных боёв над Таганрогом было названо имя Героя Советского Союза гвардии капитана Амет-Хана Султана.

Удача всегда сопутствовала комэску, причём не только в воздушных схватках. Бывало, что Амет-Хан попадал в исключительные ситуации и с честью выходил из них. Один из таких случаев произошёл в районе Килигейских хуторов, что в низовьях Днепра. Вот что пишет о нём в своей книге советский ас-истребитель, дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации Владимир Дмитриевич Лавриненков:
«В тот день с моря дул штормовой ветер. Когда Амет-Хан с Борисовым, пройдя над аэродромом, направились дальше, мы подумали, что пилоты хотят лучше присмотреться к местности, всё учесть перед посадкой. Но через несколько минут увидели над собой уже не два, а три самолёта, услышали перестрелку. Третьим оказался небольшой немецкий моноплан, он летел так низко, что нам было видно, как трудно ему бороться с сильным ветром.

Амет-Хан наседал на моноплан, выпуская в его сторону короткие очереди. Прижимаемый огнём к земле, гитлеровский пилот пошёл на посадку, причём от испуга не заметил под собой аэродром и приземлился прямо в поле.

В тот же миг «Аэрокобра» Амет-Хана развернулась в сторону аэродрома. А через несколько секунд она коснулась тремя колёсами грунта, погасила скорость и подрулила к штабному зданию. Радостно возбуждённый Амет-Хан спрыгнул с крыла и, улыбаясь, направился ко мне.

— Принимай подарок, дружище! Пилоту «Физлер — Шторха» и не снилось такое! Летел, наверно, в Евпаторию, а я посадил его на полуострове Лавриненкова…
— Везёт тебе, Амет-Хан! Счастье не только идёт, но и летит тебе навстречу.
— Ну это, Володя, ещё как сказать… Если б я не погнался за ним — чёрта с два был бы он здесь! А впрочем — дело сделано. Поехали! — уже спокойно закончил он, направляясь к машине, которая стояла невдалеке в укрытии».

1944 год был памятен Амет-Хану тем, что полк участвовал преимущественно в наступательных операциях наших войск, а это накладывало особый отпечаток на боевые действия лётчиков. Уже не столь уверенно дрались в воздухе фашисты, а наши лётчики обрели опыт, решимость и силу.

«В Крыму у гитлеровцев, — пишет штурмовик, дважды Герой Советского Союза Муса Гайсинович Гареев, — было много техники, артиллерии, в том числе зенитной, и самолётов. Без истребителей прикрытия появляться в небе было небезопасно. Чаще всего на выполнение боевых заданий мы вылетали под прикрытием эскадрильи Героя Советского Союза Амет-Хана Султана. Слава о ратных подвигах этого лётчика гремела по всему фронту. О нём рассказывали истории, похожие на легенды. Наши им восхищались, а гитлеровцы боялись, как огня. Летал Амет-Хан Султан мастерски, любил высоту, скорость и точный удар… И в бою, и в жизни мне очень хотелось походить на этого замечательного человека».

Летая в крымском небе,  Амет-Хан не мог удержаться, чтобы не пройти над родной Алупкой. С воздуха курортный городок был как на ладони и казался совсем маленьким, какими и помнятся родные места взрослым, оставившим их ещё в детстве. Всё, как будто бы, было как прежде. Вот и узкая улочка. А вот и до боли знакомый домик со ступеньками, по которым он когда-то делал первые шаги, и показалось, что кто-то пробежал по двору, но разглядеть было трудно, хотя проходил Амет-Хан прямо над крышей родного дома.

Через несколько дней, когда Крым был освобождён, Амет-Хан пригласил всех однополчан к себе в Алупку. Приехали вместе с командиром полка Морозовым на трёх машинах. Едва успели остановиться, как из машины выпрыгнул Амет-Хан и побежал навстречу отцу и матери. Амет-Хан подхватил на руки рыдающую от радости мать и понёс в дом. Лётчики застыли, наблюдая эту трогательную и радостную картину.

За расспросами и рассказами прошло это редкое для фронтовиков застолье. Но в общий радостный настрой врывались и нотки тяжких воспоминаний о днях, проведённых под гнётом фашистов. Отец всё порывался подробно рассказать об этом сыну, но мать сдерживала его:

Не о том, отец, говоришь, лучше послушаем сына.

К дому потянулись родные, знакомые и незнакомые жители Алупки. Всем хотелось обнять героя — земляка.

Весной 1945 года Амет-Хан был назначен на должность помощника командира полка по воздушно — стрелковой службе.

Когда шли ожесточённые бои на подступах к Берлину, Гвардии майор Амет-Хан Султан был представлен вторично к высокому званию Героя Советского Союза.

С начала войны Амет-Хан совершил 603 боевых вылетов. Он участвовал в одном из завершающих боев за Берлин, под ним было пылающее в огне фашистское логово. Имея задачу блокировать взлётно-посадочную полосу парка Тиргартен, Амет-Хан во время полёта над аэродромом Темпельхоф ниже себя обнаружил два «Фокке-Вульфа», которые пытались штурмовать боевые порядки нашей дальнобойной артиллерии, обстреливавшей здание рейхстага. Он имел преимущество в высоте и немедленно атаковал ведущий вражеский самолёт. Второй очередью ему удалось сбить «Фоккер». Самолёт упал в центре Темпельховского аэропорта. Фашистский лётчик, выбросившись с парашютом, приземлился в районе огневых позиций нашей батареи, где артиллеристами был взят в плен.

01--

Сбив врага, Амет-Хан сел на центральный берлинский аэродром в тот момент, когда ещё вокруг шла стрельба.

— Захожу на посадку и ещё не уверен, — вспоминал Амет-Хан, — наши или немцы хозяйничают на аэродроме. Сел, но мотор на всякий случай не выключил. Смотрю, к самолёту бегут наши пехотинцы. Первый, едва подбежав к самолёту, радостно закричал:
— Наш, наш! Не успел я оглянуться, как оказался в объятиях наших бойцов, со слезами радости целовавших красные звёзды на моем самолёте. Это забыть невозможно…

Амет-Хан не мыслил своей жизни без ощущений полёта и неба. И когда встал вопрос, как жить после долгих и тяжёлых лет войны, он выбрал небо и самолёты — стал летчиком-испытателем.

Он действительно «учил летать самолёты», год за годом увеличивая число укрощённых им машин. К 15-летию испытательской работы им было испытано более 100 типов самолётов.

За сравнительно короткий срок он выдвинулся в число ведущих лётчиков-испытателей страны. Он отдал этой работе четверть века.

Амет-Хану пришлось однажды испытывать опытное катапультное кресло. В момент катапультирования парашютиста-испытателя Головина разорвался цилиндр стреляющего механизма. Взрывом пробило топливный бак. Горючее хлынуло в кабину, каждую минуту мог произойти пожар и взрыв всего самолёта. Конечно, можно было бы Амет-Хану спастись катапультированием, но в задней кабине остался бы тогда парашютист-испытатель. Этого Амет-Хан допустить не мог и, рискуя собственной жизнью, всё-таки благополучно посадил самолёт, который, к счастью, не загорелся. Он спас и своего товарища, и боевую машину.

Погиб Амет-хан Султан в испытательном полете на Ту-16ЛЛ 1 февраля 1971 года. Ему было пятьдесят лет.

Источник

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org