Русские Литвы

11век-------

На правом берегу реки Дубиссы, в южной части Жмуди (область нынешнего Каунаса), есть местечко Эйрагола. В XIII веке тут было укрепленное поселение, и стоял небольшой деревянный замок, который был колыбелью княжеского рода Гедимина (1275 —1341 г.г.), основателя  династии Гедиминовичей.

980-киев-русь-златник-кн.владимира

980 год. Киевская Русь. Златник князя Владимира

Если заглянуть в «Общий Гербовник дворянских родов Российской Империи, начатый в 1797 г.», то мы обнаружим, что многие из фамилий дворянских родов России являются прямыми потомками династии Гедиминовичей.  Например, в  родословной князей Голицыных записано: «Род князей Голицыных происходит от Гедимана — Великого Князя Литовского. В родословной князей Полоцких и Литовских, находящейся в бархатной и других родословных книгах, показано, что «сей Гедиман или Едиман происшёл от Российского Великого князя Владимира Святославича  из великокняжеского рода Рюриковичей, который крести Русскую землю, и посади сына своего Изяслава на Полоцк, от коего пошли князья Полоцкие и Литовские.»

рарог

По наследству от великокняжеского рода Рюриковичей Владимир Святославович, и князь Литовский Гедимин  унаследовал и геральдический знак родового герба Рюривовичей – это изображение «пикирующего сокола». На древнерусском языке сокол назывался «рарог» или «рюрик», отсюда происходит имя княжеского рода Рюриковичей.

  Великий князь литовский, правивший с 1316 г. по 1341 год Гедимин (лит. Gedimínas, польск. Giedymin, белор. Гедзімін), смог объединить Литву и Западную Русь и создать сильное европейское государство — Литовско-Русское княжество.

Печать князя Гедимина

Печать князя Гедимина

Как его отец Великий  князь литовский Путавир Будивид (лит. Putavyras, Pukuveras, Butvydas, Budividas, Лютавир, ум. 1295 г.), и  его брат князь Витеня (1260 — 1316 г.г.), так и Великий князь Гедимин (1275 — 1341 г.г.)  продолжал объединение западнорусских земель в единое государство.

Под его власть мирно перешли древнерусские земли с городами Полоцк (1307 г.), Гродно и Берестье (1315 г.), женил своего сына Ольгерда и присоединил Витебск (1320 г.).

В 1321 году в битве на реке Ирпень войско Гедимина полностью разбило объединенныеГидемина силы южнорусских князей —  Галицкого, Переяславского, князя  Киевского Святослава, и завладел Киевским княжеством, и большей частью современной Украины.

В 1323 году Гидеминес заложил деревянный замок при впадении реки Вильни  в Вилию, правый приток Немана.

Замок князя Гедимина в Вильнюсе

Замок князя Гедимина в Вильнюсе

Вилия — от славянского «велья», великая или «большая».  25 января 1323 года Гедимин назвал Вильну  — лит. Vilnius, рус. Вильнюс — стольным городом Великого княжества Литовского. Вильнюс со дня основания был городом русским, и уже при Гедимине здесь существовал православный храм святого Николая, и два католических монастыря, Францисканский и Доминиканский.

В летописях и на средневековых картах, указаны территории владений русских князей:  Полоцкая Русь — по Двине; Червонная (Красная) Русь — в верховьях Вислы; Белая Русь — в верховьях Немана (она и сейчас там), а между реками Нарев и Неман, вплоть до Вильно и Лиды — Чёрная Русь.

башня гидемина

Гедимин искусно лавировал посреди трех неприязненных друг другу религий: язычества Жмуди, православия и католичества.

В 1325 году литовский князь Гедимин женил своего сына Люборда и присоединил Волынь, а после битвы с князем смоленским Святославом Гидеминес присоединил к  Литовско-Русскому  княжеству Минск (1326 г.), Туров и Пинск (1336 г.) и другие княжества.

В Литовско-Русском  княжестве русские области вдвое превосходили по объёму земли литовские, а дружина Гедимина состояла из русских людей.

Как искусный политик, Гедимин умел приобрести расположение русских областей своим умным управлением, а главное – явным покровительством и предпочтением, которое он оказывал русским людям и вообще русскому началу в своем государстве. Присоединяясь к Литовскому государству, русские княжества стремились избавиться от татарского ига, которому они предпочитали сравнительно более легкую жизнь в Литовском господстве. Великий князь Литвы и Жмуди, Гедимин носил титул великого князя русского и стал титуловать себя «королём литовцев и русских».

Гедимин избегал решительных войн с татарами, есть сведения только о двух татарских походах на Литву, причём в одном походе  с татарами соединились и восточно-русские князья, по приказу хана Узбека, В своей борьбе с крестоносцами Гедимин, пользовался татарскими наёмными отрядами.

Оставаясь язычником, Гедимин и сам дважды женился на русских православных княжнах — Ольге и позже Еве, и детям своим не только устраивал христианские браки, но и не препятствовал им принимать крещение. Оставаясь  язычником, Князь Гедимин писал Папе Иоанну: «Одолевая Христиан в битвах, я не хочу истреблять Веры их, а только защищаюсь от врагов, подобно всем другим Государям. Монахи Доминиканские и Францисканские окружают меня: даю им волю учить и крестить людей в моем государстве…, ручаюсь и за моих Вельмож, только усмири злобу Немцев»

imp1353691053_

В письмах Папе Римскому Иоанну XXII (1323—1324 г.г.) князь Гедимин заявлял о своём почтении, но Францисканские монахи  перевели его слова на латинский язык, как желание  «повиноваться тебе, Главе Церкви и Пастырю Царей», но  князь Гедимин возразил:  «говорил действительно, что дозволю христианам молиться по обычаю их веры, русинам по их обычаю и полякам по-своему. Сами же Мы будем молиться Богу по-нашему обычаю. Все мы, ведь, почитаем Бога».  

До конца жизни князь Гедимин оставался язычником. Князь Гедимин погиб в 1341 году на западной границе Литвы и Жмуди, на правом берегу Немана, во время защиты литовского замка Велона от рыцарей Тевтонского Ордена, впервые применивших огнестрельное оружие, неизвестное литовцам. Сыновья отвезли тело Гедимина в Вильну, и там оно было сожжено по языческому обряду на большом костре в Кривой долине Свинторога. Тело князя Гедимин в парадной одежде и вооружении, вместе с любимым конем и слугою, с частью неприятельской добычи и тремя пленными немцами, рыцарями Тевтонского ордена, было сожжено в ритуальном языческом костре.

корабль

Арабский путешественник и писатель 10 века Ахмед ибн Аббас, в путевых заметках о путешествии посольства аббасидского халифа Муктадира 921—922 г.г. на Итиль (Волгу), дал подробное описание языческого погребального ритуала русов — сожжение царя русов. «Они делают маленький корабль (большая ладья)», вытаскивают его на берег, устанавливают корабль на четыре высоких сосновых столба, на корабле устанавливают шалаш, покрытый красной, кумачовой материей.  «…они надели на него шаровары (штаны), гетры (чулки), сапоги, куртку, парчёвый хафтан (кафтан) с пуговицами из золота, надели ему на голову шапку из парчи, соболью, и понесли его, пока не внесли его (царя) в находившийся на корабле шалаш (из кумача), посадили его на стёганый матрац, подперли его подушками и принесли набиз (медовый напиток), плод, разного рода цветы и ароматические (благоухающие)  растения и положили это вместе с ним (умершим). И принесли хлеба, мяса и луку и оставили это перед ним. И принесли собаку, рассекли её пополам и бросили её в корабль. Потом принесли всё его оружие и положили его рядом с ним. Потом взяли двух лошадей и гоняли их до тех пор, пока они не вспотели. Потом рассекли их мечами и бросили их мясо в корабле. Потом привели двух коров, также рассекли их и бросили их в нём. Потом доставили петуха и курицу, убили их (отрубили головы) и оставили в нём».

При сжигании большой кучи веток, дров и брёвен, поднимается такой сильный огненный ветер, похожий на настоящую бурю, в то время как деревья, стоящие в отдалении остаются совершенно спокойными.

Ахмед ибн Аббас продолжает свой рассказ: «Был рядом со мной некий муж из русов… Он сказал: «Право же, он говорит: «Вы, арабы, глупы». (Русы называли всех членов арабского посольства «арабами»).  Я же спросил его: «Почему это?». Он сказал: «Действительно, вы берёте самого любимого вами из людей и самого уважаемого вами и оставляете его в прахе, и едят его насекомые и черви, а, мы сжигаем его в мгновение ока, так что он немедленно и тотчас входит в рай». Потом он засмеялся чрезмерным смехом. Я же спросил об этом, а он сказал: «По любви господа его к нему, [вот] он послал ветер, так что он [ветер] возьмёт его в течение часа». И в самом деле, не прошло и часа, как корабль, и дрова, и господин превратились в золу, потом в [мельчайший] пепел.»

В  энциклопедическом сочинении «Гроздь кипера»  караимского учёного XII века Иегуды Гадаси, жившего в Матархе (Тамани), есть рассказ об языческом обычае сожжения мертвых у народа, имя которого «Зибийа» (созвучно: Сибирия) «славяне», а его страна — «Злавийа» («Славия»).  «И «богу» они поклоняются и служат и все свое богатство помещают у «бога». И когда кто-нибудь умрет, сжигают его вместе с его праздничными одеждами огнем перед этими деревьями. И берут пепел этого мертвеца и кладут в серебряные и золотые сосуды или в новый глиняный сосуд и зарывают этот сосуд в корнях этих деревьев, для того, чтобы он восстал в преисподней мертвых. И говорят, что: — если мы оставим мертвеца в могиле, [он] зачервивеет и протухнет (запахнет от гниения). Это наше действие лучше действий других людей мира».

Еврейский оригинал данного сообщения был напечатан А. Я. Гаркави в журнале «Га-Кармел», Вильно, 1868 г., № 11, стр. 89, со ссылкой на берлинское издание Иегуды Гадаси, 1858 г., параграф 92, лист 416.

А. Я. Гаркави рассматривает этот вопрос также в своих «Сказаниях мусульманских писателей о славянах и русских», 1870 г., стр. 11S, со ссылкой на издание Иегуды Гадаси в Козлове (Евпатория), 1836 г., л. 41, стр.2.

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

spam protection *

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org