Свидетели гибели санитарного теплохода «Армения»

армения1941

7 ноября 1941 года на Чёрном море вблизи Ялты произошла одна из самых страшных трагедий на водах, унёсшая жизни белее 7000 человек, спаслось 8 человек. Игнорируя красные кресты на бортах и флаг Международного Красного Креста на мачте санитарно-транспортное судно «Армения» было уничтожено фашистами. За это военное преступление, никто не взял на себя ответственность и не понёс никакого наказания.

Командующий Черноморским флотом, адмирал Ф.С.Октябрьский:

«Когда мне стало известно, что транспорт собирается выходить из Ялты днём, я сам лично передал приказание командиру, ни в коем случае из Ялты не выходить до 19.00, то есть до темноты. Мы не имели средств хорошо обеспечить прикрытие транспорта с воздуха и моря. Связь работала надёжно, командир приказание получил и, не смотря на это, вышел из Ялты в 08.00. В 11.00, он был атакован самолётами торпедоносцами и потоплен. После попадания торпеды «Армения» находилась на плаву четыре минуты».

И.З.Вергасов, начальник штаба Четвёртого партизанского отряда, в своей книге «Крымские тетради» писал о трагедии санитарного теплохода «Армения»:

«И открылась даль моря. Мы все одновременно увидели «Армению». Теплоход шёл на восток, оставляя за собой расходящийся пенный след. Два крохотных сторожевика сопровождали корабль. Это последний транспорт из покинутого города, на нём одиннадцать госпиталей, советский и партийный актив Большой Ялты, врачи, многие семьи партизан… Сердца наши учащенно бьются, мы задираем головы и смотрим на открывшееся во всю ширь небо. Только бы не появились пикировщики! И вдруг крик Захара Амелинова:- Идут!!! Они, гады, шли с треском, воем, пронеслись над нашими головами метрах в двухстах — трехстах. Мы видели лица летчиков. Бомбардировщики мгновенно оказались над теплоходом, выстроились, и началась безнаказанная карусель. Со сторожевиков ударили зенитные пулемёты, но разве плетью обух перешибешь? Фашисты пикировали, как на учении. Теплоход переломился пополам и буквально за считанные секунды исчез, оставив после себя черную яму, которая тут же сомкнулась под напором тысячетонных волн. Сторожевики сиротливо бороздят воду, но подбирать, видимо, некого…»

Катерник с морского охотника МО-04 М. М. Яковлев:

«7 ноября, около 10 часов утра, в районе мыса Сарыч над нами пролетел немецкий разведчик, а через непродолжительное время над водой, на бреющем полёте, едва не касаясь гребней волн (погода была штормовой, и нас болтало основательно), в наш район вышли два вражеских торпедоносца. Один из них начал делать разворот для торпедной атаки, а второй пошёл в сторону Ялты. Открыть огонь мы не могли, так как крен катера достигал 45 градусов. Торпедоносец сбросил две торпеды, но промазал, и они взорвались в прибрежных камнях мыса Айя. Нас поразила сила взрыва – не видели мы до этого более мощного, и почти все разом сказали, что если второй торпедоносец достанет «Армению», то ей несдобровать… Так оно и получилось».

армения-надстройка палубы

«В октябре 1941-го, — вспоминает Владимир Комаров из посёлка Ленино, — детскому противотуберкулёзному санаторию, находившемуся в Ливадии, предписано готовиться к эвакуации. Мы должны были ехать в Ялтинский порт, но вдруг пришло сообщение: место на теплоходе отдано какому-то госпиталю. Не знаю, на каком теплоходе нас хотели эвакуировать, но через день на шоссе ниже санатория появились немецкие мотоциклисты, а последней из Ялты ушла «Армения». И ещё не могу забыть один эпизод. В ноябре 41-го я, выздоровев, бегал везде. С нашей горки Ялта не была видна, зато акватория порта — как на ладони. И вот днём, смотрю, выходит теплоход. Как только отошёл от порта, над ним закружились самолёты. Одни входили в пике, другие взмывали вверх. Настоящая карусель. Всё сопровождалось грохотом разрывов. Не знаю, чем кончилась схватка — мама затащила меня в комнату. Была ли это «Армения» — мне неизвестно. Но если она, то вблизи порта спасшихся могло быть больше. А может, тогда ей удалось уйти, но уже дальше её догнал вражеский торпедоносец?»

Один из выживших в катастрофе санитарного теплохода «Армения»,  Анатолий Бородий вспоминает, ему было тогда 11 лет, его воспоминания записала сестра Галина Малышева:

«Днём 6 ноября в наш дом в Севастополе ворвался отец, закричал: «Скорей собирайтесь! Возможно, уходит последний корабль». На причале много народа. Всё оцеплено. Раненых несли, вели, а кто сам шёл. Было много людей в белых халатах. А потом что-то произошло, и все стоявшие вокруг хлынули к теплоходу. Была такая паника, давка, что люди падали. Отец буквально втолкнул нас с мамой на корабль, и больше мы папу не увидели. Говорили, что скоро будем на Кавказе, а некоторые вдруг стали говорить, что идём в Ялту. Я уснул. Когда проснулся, было темно, мы опять стояли у причала. Спросил маму: «Мы уже в Ялте?». А она ответила, нет, опять у какого-то причала. Потом приплыли в Ялту. Там столпотворение ещё больше. Сначала грузили раненых, а потом опять началась давка. Какая-то женщина в белом халате протянула мне чайник и сказала: «Напои раненых, взрослый не пройдёт». Показала, где вода. Я просто ходил по людям». И ещё: «Когда отошли от Ялты, прилетел самолёт и сбросил торпеду. Корабль стал тонуть. Моряки сбросили две или три лодки. Кто-то нас с мамой со всей силой толкнул в лодку. Потом люди из воды поднимались в лодку. А самолёт стал расстреливать всех, очень низко летел. Почему-то мне кажется, что самолётов было два. Нашего теплохода уже не было, а вокруг плавали носилки, вещи и люди, почти все убитые. Потом подошли два катера, и нас туда пересадили. И убитых тоже поднимали».

Среди выживших, была и Анастасия Попова, она хорошо плавала, и, несмотря на беременность и холодное море, смогла самостоятельно доплыла до берега. О страшных минутах трагедии Анастасия вспоминала так:

«6 ноября 1941 года я по совету знакомых решила эвакуироваться из Ялты. С большим трудом меня взяли на борт, поскольку «Армения» была и так переполнена ранеными и беженцами. Выйдя в море, теплоход был атакован вражеской авиацией. Начался сущий ад. Взрывы бомб, паника, крики людей — всё смешалось в неописуемом кошмаре. Люди метались по палубе, не зная, куда укрыться от огня. Я прыгнула в море и поплыла к берегу, теряя сознание. Как оказалась на берегу, не помню».

Вере Чистовой в 1941 году было 9 лет:

«Папа купил билеты, и мы с бабушкой должны были уйти из Ялты на теплоходе «Армения». Ночью 6 ноября на молу было полно народа. В начале грузили раненых, потом пустили гражданских. Билетов никто не проверял, и на трапе началась давка. Смелые лезли на судно по вантам. В суете с борта скидывали чемоданы, вещи. К рассвету погрузку закончили. Но на «Армению» мы так и не попали. Сотни людей остались на молу. Мы с бабушкой пошли в мастерскую отца на набережной. Там я уснула. А когда проснулась, с таким же неудачниками мы поднялись на здание центрального гастронома. Туман рассеялся, и «Армения» находилась в поле видимости, когда из-за гор вылетел бомбардировщик и бесшумно спикировал к теплоходу. На судне произошла вспышка, почти моментально оно раскололось, и… Я оглянулась: закричала женщина, у которой на борту была семья. Потом я уже видела лишь два сторожевых корабля, которые плыли в разные стороны от того места, где затонул теплоход.»

Ещё одна история о выживших в катастрофе «Армении» —  женщина с двумя маленькими детьми Аликом и Борисом, младшему было всего 4 месяца, успела выпрыгнуть с детьми за борт теплохода, и им удалось выжить и спастись. Но дети оказались в разных шлюпках…В результате старший сын потерялся… встреча уже взрослых братьев произошла лишь спустя 60 лет…«

Инициативными группами, кого очень интересует судьба санитарного теплохода «Армения», восстановлены имена более ста погибших. Среди них врач Муратханов Джавад Фейзулла оглы. В январе 1942 г. через Ворошиловский райвоенкомат г. Баку отцу Джавада пришла «похоронка» на сына за подписью военного комиссара медико-санитарного отдела Черноморского флота: «В борьбе с германским фашизмом погиб в море 7 ноября 1941 года».

7 ноября 1941- армения

Информацию можно найти в «Итоговом отчёте по боевой деятельности ЧФ в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов». Третий том этого закрытого документа оперативного отдела штаба Черноморского Флота сообщает, что

«7 ноября 1941 года на санитарном транспорте «Армения» полностью погибли: «Севастопольский морской госпиталь» на 700 коек, военно-морской госпиталь ЧФ и его имущество, 5-й медико-санитарный отряд, базовый лазарет и так далее… число погибших — около 7000 человек, спаслось 8 человек. После гибели «Армении», ЧФ остался без медицинского обеспечения, и пришлось создавать главный госпиталь ЧФ №40, базовые лазареты, призвав врачей из запаса. Погрузка на один санитарный транспорт всего состава нескольких лечебно-санитарных учреждений стала тяжёлой ошибкой»…

В Крыму в Малореченском храме-маяке Святого Николая Мерликийского — единственном в мире музее Катастроф на водах, есть табличка в память о гибели теплохода «Армения». Пожалуй, на сегодняшний день-это единственное место, куда можно прийти и возложить цветы в память о погибших на этом судне. Да ещё на ялтинскую набережную , где на часовне тоже прикреплена памятная чёрная табличка… Экспедиция Центра подводных исследований Русского географического общества установила место, где был затоплен теплоход «Армения»  и поимённо известен список членов экипажа — это 152 человека, во главе в капитаном Владимиром Яковлевичем Плаушевским.

Вечная память погибшим 7 ноября 1941 года на теплоходе «Армения»!

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org