Ветряные мельницы в Евпатории

1910 год - ветряные мельницы Евпатории, на пересыпи

1910 год — ветряные мельницы Евпатории, на пересыпи

По данным на 1838 г., в Евпатории имелось 150 хлебных магазинов, 240 мельниц, 15 кожевенных, 12 войлочных, 6 свечных и 5 мыловаренных заводов. Население Евпатории составляло более 11 тысяч человек.

К середине XIX века в Евпатории насчитывалось более 2000 домов, из них лишь 8 двухэтажных. В Евпатория было 12 гостиных дворов и 4 общественные бани. По своему архитектурному облику город был типично восточным — таким же, как и во времена Крымского ханства. Этнический состав населения был разнородным: русские, украинцы, татары, караимы, цыгане, немцы, греки, евреи. В Евпатории было около 20 мечетей, греко-российская, католическая, армяно-григорианская церкви, караимские кенасы.

Вокруг города можно было увидеть множество огородов — жители выращивали овощи на продажу. Особенно славились евпаторийские огородники своим луком, который вывозили даже в Стамбул.

мельница весной

В степных районах в округ Евпатории расширялись посевные площади и развивалось зерновое хозяйство. Во второй половине XIX века урожай зерна по сравнению с 1840—1850 гг. увеличился в 4 раза. А это способствовало развитию в городе мукомольной промышленности. Как писал публицист Владимир Шуф в своих крымских историях в 1896 году:

«…Мы осматривали курорты восточной стороны Крыма; если теперь из Севастополя мы направимся к западу, по направлению к Одессе, мы найдём здесь небольшой городок Евпаторию, купанья которой считаются в Крыме одними из лучших. Когда подъезжаешь к Евпатории с моря, видишь только узкую полосу берега и машущие крылья бесчисленных ветряных мельниц, потом показываются белые домики и старинная мечеть. Пароход останавливается далеко от берега и приходится съезжать на лодках, что в бурную погоду далеко не безопасно. По прибрежью тянется крошечный бульварчик, весь занесенный пылью, благодаря которой в Евпатории нечем дышать. Пыль, жиды и греки…»

Очевидцы писали, что отличительной особенностью Евпатории в сравнении с другими городами Крыма был нескончаемый ряд ветряных мельниц, окружавших ее со всех сторон.

«Они, точно полки сказочных исполинов, обступили город и машут на него своими гигантскими руками».

мельницы

Ветряная мельница, устройство для получения энергии ветра с помощью лопасти парусов, установленных на вращающемся валу. Паруса устанавливаются под углом так, чтобы сила ветра, направленная против них, разделялась на две составляющие, одна из которых, в плоскости парусов, сообщает вращение лопастям ветряной мельницы.

мельница средние века

В ряде исторических источников есть сведения о том, что первые ветряные мельницы в Европе появились в 12 веке.  Одной из первых известных ветряных мельниц в Европе была в 1185 году мельница в бывшем селе Видли в Йоркшире в устье реки Хамбер.

Столбовая ветряная мельница в своей самой простой форме представляла собой установку колеса ветряной мельницы на большой столб, построенный в разных формах из дерева или камня.мельница
Устойчивый столб корпуса мельницы позволял лопастям колеса вращаться под действием ветра.Позже была разработана деревянная опора получившая название эстакада (либо козлы). Основания первых ветряных мельниц на «козлах» вкапывали в землю, что обеспечивало дополнительную опору и устойчивость всей конструкции при сильном ветре. Первым назначением ветряных мельниц было измельчение зерновых культур.

Многие из старинных ветряных мельниц существуют и сегодня в Северной Европе и Великобритании. Одна из самых ранних не работающих ветряных мельниц, найденной в Грейт-Грансдене (Great Gransden) в Кембриджшире (Cambridgeshire) была построена в 1612 году, Самая ранняя и всё ещё действующая ветряная мельница построенная в 1665 году сохранилась в Аутвуде (Outwood), графство Суррей (Surrey).

Закрытое основание ветряной мельницы Палтрок (англ. Paltrok) давало дополнительное место для хранения урожая и обеспечивало защиту во время неблагоприятных погодных условий. Внутри основного корпуса ветряной мельницы было много внутреннего пространства для хранения и дополнительных помещений.

мельницы

Итак, ветряные мельницы получили широкое распространение в Европе с 12 века до начала 19 века.

В Евпатории в 1838 г., было около 240 ветряных мельниц.

В Евпатории «с каждаго пуда зерна, вывозимаго из города, казна взымала по пол копѣйки. Деньги эти предназначались «на замощеніе подъѣздных к порту путей и передавались в распоряженіе города…».

«из богатаго Евпаторійскаго уѣзда вызозилось ежегодно по нѣсколько милліонов пудов разнаго зерна, то на счету городской казны накопились большія суммы. В распоряженіе города было отпущено 300 000 рублей, на каковыя двѣ трети улиц были покрыты великолѣпными гранитными мостовыми.» (Из воспоминаний С.Э. Дувана, «Моя общественная деятельность»)

паровая машина для обмолота зерна- паровая мельница

паровая машина для обмолота зерна — паровая мельница

Медленный упадок ветряных мельниц начался из-за развития паровой энергетики в начале XIX века, то есть с появлением высокоскоростных фрезерных машин с паровым приводом, и продолжался около 100 лет.

Особенно быстро ветряные мельницы стали исчезать после Первой мировой войны (1914 — 1918 г.г.) с развитием двигателя внутреннего сгорания и распространением электроэнергии.

Пожар на паровой мельнице С.И. Дувана в Евпатории

Пожар на паровой мельнице Э.И. Дувана в Евпатории в 1905 г.

В конце XIX века первые паровые мельницы появились и в Евпатории, принадлежали они местным богачам.

«В 1894 году Э. И. Дуван в Евпатории открыл первую паровую мельницу, которую обслуживало свыше 30 наёмных рабочих (позже её наследовал старший сын). Причем оплата труда и условия содержания на мельнице были таковы, что когда в мае 1905 года на ней появились рабочие с завода Кацена с требованием присоединиться к забастовке, то встретили полный отказ рабочих, и лишь угрозы со стороны последних заставили прервать работу.

Дуван (интересно это отметить) склонял предпринимателей и рабочих к обоюдному согласию. Спустя ровно год — 27 мая 1906 года — съехавшиеся почти со всей европейской России для найма на полевые работы крестьяне (оплата труда в Крыму была выше, чем в их родных губерниях), подстрекаемые агитатором от социал-демократической партии М. П. Немичем,
разбили на базаре четыре подводы помещика Симона Дувана, отсутствующего в тот момент в городе и дотла сожгли принадлежавшую ему мукомольную мельницу. Поскольку она не была застрахована, то прямой убыток составил более чем сто тысяч рублей.

«Спустя два дня после этого названный Немич в сопровождении двух других лиц явился к Евпаторийскому Городскому Голове (то есть к тому же Дувану — Сост.) письменным требованием от имени какого-то комитета выдать безработным хлеб и освободить из тюрьмы политических заключенных».

Любопытную версию разгрома мукомольной фабрики Дувана привела «Южная народная газета»:

«Странная эта история с пожаром. Ни один из рабочих не проникал на мельницу, а между тем огонь охватил её сразу и пар из котлов оказался выпущенным. В городе говорят, что поджог устроен черносотенцами с целью, с одной стороны, использовать возбуждение толпы для погрома, с другой — отомстить Семёну Дувану за утверждение его Городским Головой. Но это всё слухи, пока ничем не подтверждающиеся».[Революционное движение в Таврической губернии в 1905–1907 гг.: Сб. докум. и материалов. — Симферополь: Крымиздат, 1955. — С. 166, 180–181,188; Революционное движение в Крыму… — С. 129–130.]

С.Э.ДуванГородской голова Евпатории Семён Дуван упоминал об этом эпизоде в своих воспоминаниях «Моя общественная деятельность» :

«Это происходило в 1905 году, когда вспыхнула первая революція и безпорядки охватили всю Россію. В частности в Евпаторіи подожгли и разграбили нашу паровую мельницу, как потом выяснилось, при благосклонном участіи исправника Михайли.

Он не только палец о палец не ударил для прекращения открытаго грабежа муки, но выстроив тут же против мельницы свой отряд городовых, преспокойно наблюдал пожар мельницы, воспользовавшись коим грабители буквально возами забирали находившіеся в большом запасѣ мѣшки с мукой, а кто не имѣл телѣги, уносил эти мѣшки на глазах полиціи просто на спинѣ.

Эта картина видимо так поразила одного гимназистика, что он тут же набросал карандашом горящую мельницу, стоявших против нея полицейских, и группу грабителей, тащивших на возах и на спинах муку. Позже, по возвращеніи моем из-за границы, гимназистик этот преподнёс мнѣ сделанный им с натуры набросок.

Вернувшись в началѣ іюня из своей поѣздки я застал в городѣ полный хаос. Не успѣл я водвориться в качествѣ городского Головы, как ко мнѣ в Управу нагрянула делегація полевых рабочих от нѣскольких сот их сотоварищей, расположившихся лагерем на городской привозной площади. Распропагандированные революціонными «товарищами» они отказывались идти на работу, а т.к. хлѣба уже созрѣли и необходимо было немедленно заняться их съемкой, то сельскіе хозяева тщетно пытались законтрактовать тунеядствующих рабочих. В отвѣт на обращеніе нанимателей они, лежа на брюхѣ, поднимали ногу с лапотью, на которой мѣлом было написано: 5 рублей в день. И это в то время, когда красная цѣна за уборку хлѣба была 50—60 копѣек за день, при чем разумѣется были многіе часы отдыха и обильная ѣда (мясные борщи, каша, дыни, арбузы и т. д.) за счёт хозяина. Эти-то господа делегировали ко мнѣ своих товарищей с требованіем, чтобы городская Управа даром их кормила.

Я ответил делегатам, что сам сейчас отправлюсь к рабочим поговорить. Прибыв на площадь и взобравшись на камень, чтобы меня лучше слышали, я обратился к ним с рѣчью. Я энергично заявил им, что город не станет и не в состояніи кормить сотни лѣнтяев, что они обязаны немедленно отправляться на сбор хлѣбов, или покинуть город, что никаких угроз и безпорядков я не боюсь. Я напомнил им, что лица, поджегшіе и разграбившіе нашу мельницу, повредили только бѣднѣйшему населенію, вынужденному за отсутствіем дешевой муки переплачивать наживающимся на чужой счет спекулянтам. Я предложил им приступить не позже слѣдующаго дня к работѣ, или отправляться восвояси. В противном случаѣ, заявил я, губернатор пришлет отряд конных казаков, которые выдворят их силой. В заключеніе я обѣщал им, что на один день пришлю им продовольствіе. Если же они моему требованію не подчинятся, то пусть пеняют на себя. Тут какой-то местный портняжный подмастерье пытался возражать мнѣ от имени рабочих, но я сразу осадил его, сказав, что он ничего общаго с полевыми рабочими не имѣет, и слушать его я не желаю.

Присутствовавшій при этом исправник Михайли, ничего со своей стороны для возстановленія порядка не предпринимая, слушал мое обращеніе к рабочим и только иронически ухмылялся. Однако выступленіе мое увенчалось полным успѣхом.

Я на слѣдующій день, согласно своему обѣщанію, отправил рабочим продовольствіе, а еще на слѣдущій, они всѣ поголовно пошли на уборку хлѣба.»

(Семён Эзрович (Сергеевич) Дуван (1870—1957) — Городской Голова Евпатории в 1906—1910 гг. и в 1915—1917 гг.; председатель Земской Управы в 1911—1915 гг.)

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org