Виктор Арихин — тридцать шесть лет в самодеятельности

арихин-arihin-1

Виктору Арихину — шестьдесят! День рождения создателя легендарного театра на ходулях «Шоу великанов» по иронии судьбы совпал с Международным днём театра, который с начала 60-х годов прошлого века ежегодно отмечается 27 марта. Как все творческие люди, Виктор Васильевич вовсе не прост, но достаточно ясен в своих устремлениях, и в повседневном общении, и в работе. Виктор Арихин — великий театральный деятель, как минимум для Евпатории и Крыма. Именно он, не в обиду его предшественникам, как директор городского Центра досуга сумел на рубеже веков из убитого советского Дома культуры, затерявшегося, казалось бы, в безвременье 90-х годов, создать центр притяжения яркой творческой молодежи. Под его художественным руководством танцевальный ансамбль «Евпатория» и шоу-балет «А‑7» достойно представляли город далеко за пределами Крыма.

Открытый творческим экспериментам, Виктор Арихин создал в Евпатории середине нулевых годов театр живой статуи, а потом — файер-шоу. Легендарный театр на  ходулях, неожиданно ворвавшийся в город в ярких костюмах и сказочных масках, преобразил уличные праздники до неузнаваемости, привнёс высокую культуру в уличные театрализованные действия.

В канун юбилея карнавальных дел мастер и директор городского Центра культуры и досуга рассказал «ЕЗ» о счастье, самодеятельности и, конечно же, о театре на ходулях.

1--

Тридцать шесть лет в самодеятельности.

— Сорокалетний Иосиф Бродский признавался:

«Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность». 

Вам, как человеку, подошедшему к 60-летнему рубежу, есть что сказать о жизни?

— Что можно ещё сказать после Бродского (смеется)? Только повторить строки поэта о благодарности за то, что прожил эти годы. Это немалый возраст. Я даже подумал как-то, что это уже больше половины жизни, сто пудов. Если в 50 ещё говорят красиво: половина жизни, что-то желают… Спасибо Боженьке, семье, жене, что эти годы были пройдены и прожиты интересно.

— Вы учились профессионально тому, чтобы танцевать и ставить народные танцы, но Олимпа в профессии достигли как яркий менеджер в сфере художественной культуры, прежде всего уличной.

— Из сорока трудовых лет тридцать шесть я профессионально занимаюсь самодеятельностью. Четыре года я работал артистом балета: по два года в армии и в Марийской филармонии. После этого я стал заниматься самодеятельным народным творчеством. Это не значит, что речь идёт исключительно о фольклоре: просто это самодеятельные творческие коллективы. У меня были очень хорошие педагоги, которые обучали нас и народным, и классическим танцам. Мы впитали очень высокий профессиональный уровень народного творчества — высокого народного искусства, как хор имени Пятницкого или ансамбль Игоря Моисеева, достигшие высшего пилотажа в народном творчестве.

— Но каково это — на пальцах объяснять новичкам вещи понятные с полуслова профессионалу?

— Я человек тщеславный, и мне всегда казалось, что в самодеятельности добиться успехов даже проще, чем в профессиональной творческой деятельности. Для меня всегда было важно поднять тот или иной коллектив на хороший уровень. То есть чтобы наш коллектив пригласили за рубеж потому, что он там интересен. Но, хотя сам процесс этот увлекательный, творческий, надо помнить и об участии артистов в жизни нашего города и Крыма. Ещё одним показателем успешности народного коллектива для меня всегда было участие в правительственных концертах в республике. Эти два критерия мотивировали меня и стимулировали мою работу.

театр на ходуляхОт ходулей к уличной культуре

— На протяжении 18 лет вы руководите городским центром культуры и досуга в Евпатории. Можно без преувеличения сказать, что именно вы в начале нового столетия вывели это учреждение из мрака творческого забвения.

— В этом году Евпаторийскому дому культуры, правопреемником которого стал Центр культуры и досуга, — семьдесят лет. За эти 70 лет здание никогда не было уютным, в нём не было ни нормального зала, ни современной сцены, ни вестибюля, ни фойе, ни гримерки, ни гардероба, здание дома культуры никогда не ремонтировалось. Но, несмотря на столь суровые условия, с 2001 года нам удалось создать десяток ярких самобытных творческих коллективов. Нам удалось с командой работников центра и творческими коллективами добиться определенных успехов и значительную работу проводить на улицах и площадях города. Центр культуры и досуга сегодня и последние пять лет — это творческие коллективы, которые выступают везде кроме самого центра.

24_n

 

— Максимум репетиционная база для этих коллективов?

— Да. Но нас радует, что подготовлена проектно-сметная документация по проведению ремонта здания. Спасибо за реальную помощь и внимание двух важных женщин: главе Евпатории Олесе Викторовне Харитоненко и министру культуры Крыма Арине Вадимовне Новосельской. Во многом помог и глава городской администрации Андрей Филонов. Мы надеемся, что нам посчастливится-таки поработать в достойном помещении городского Центра культуры, где будет хорошая сцена, удобный зал, гардероб. Верю, мы на пороге нового этапа в культурной жизни нашего города.

— Ходули, с которыми вас почти двадцать лет назад познакомили немецкие друзья из побратимского Людвигсбурга, сильно повлияли на развитие культуры в Евпатории?

— Ходули породили и развили в городе уличную культуру. Немцы дали сами ходули, благодаря которым мы стали расширяться и заняли улицу. Традиционные формы, вокальные и танцевальные коллективы, которым, по сути, уже тогда было негде выступать, такого импульса не дали бы, поскольку не было хорошего помещения для выступлений. Благодаря ходулям мы стали проводить карнавальные шествия. Со временем в городе появились праздники: и Масленица, и новогодний праздник Дедов Морозов, и День курортника. Когда отмечался вековой юбилей Русских сезонов Сергея Дягилева в Париже, мы впервые провели фестиваль классической музыки в формате open air. Нет здания, поэтому заняли улицу, город тогда купил тысячу стульев, из которых на Театральной площади выстраивали зрительные ряды. У нас появился ещё один концертный зал на открытом воздухе. А потом нас стали приглашать на престижные мероприятия в Москву и другие крупные города России. Но мы до сих пор фактически живем на улице и ждём новую сцену и свой зрительный зал.

P1210001Живые статуи и файер-шоу

— Неужели улица, принесшая вам и вашим коллегам столько творческих успехов, надоела?

— Мы настолько соскучились по зрительному залу!.. Но при этом нам хочется развивать и уличные театральные проекты. Всколыхнули ходулисты наши улицы! В этом ничего выдающегося нет. Но с тех пор мы стараемся проводить как можно больше уличных мероприятий, иначе нам просто зарплату перестанут платить (улыбается). А будет у нас полноценный зал — тогда мы займёмся вплотную так называемой клубной работой. Очень хочу к ней приступить как можно скорее, поскольку двадцать лет нет в городе интересных клубных мероприятий.

— Когда вы, профессиональный хореограф, переключились на ходули, было ли это для вас своего рода авантюрой?

— Я, наверное, года два толком не знал, что с ними делать. Делать фантастические костюмы и устраивать, как коллеги в Людвигсбурге, шествия мы не могли из-за отсутствия тогда возможности сшить красивые костюмы. Мы почему назвались «Театром на ходулях»? Думали, что будем развиваться в направлении театрализованных костюмированных действий, я даже думал пригласить режиссера, чтобы Шекспира на площади поставить. Но этого не случилось, потому что не было ни мастерских, ни художника по костюмам. И поэтому мы перешли на танцы. Но с появлением художника по костюмам мы смогли сказать своё слово и в костюмированных шествиях. Потом стали использовать костюмы, в которых удобно двигаться. Лучше наших ходулистов в этом плане я нигде не видел. К примеру, в Краснодаре много артистов на ходулях с цирковым багажом: каждый — жонглер, факир, эксцентрик и так далее…

— Но наши — танцуют! Да как!

— Да! Мы стали развиваться благодаря хореографическим композициям, мне это ближе. Мне даже звонили из Нидерландов, из всемирно известного театра на ходулях Pavana, приглашали приехать к ним и дать мастер-класс ходьбы. Я тогда лежал в больнице. Но в Интернете ответил на приглашение коллег, написав, что нет никаких секретов: у нас сложилось, что дети, когда встают в восемь-девять лет на ходули, до тринадцати-четырнадцати лет на них фактически вырастают. И естественно, они уверенные, пластичные, подвижные. Пять лет надо ходить — вот и весь секрет.

1-арихины

— Вы — счастливый человек?

— Счастье — это моя семья, внуки, работа любимая. У меня нет особых запросов. По работе я побывал в тех местах, куда когда-то мечтал попасть. Я здоров, вижу, дышу, хожу, работаю. Внуки и дети радуют, жена со мной всегда любимая. Как можно быть несчастливым в шестьдесят?!

По материалам беседы Василия Акулова.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.

Welcome to Evpatoria
Яндекс.Метрика Open Directory Project at dmoz.org